Название: Любовь и собрания.
Автор: Margosha211
Бета: нет… а нужно бы….
Фэндом: Final Fantasy VII
Пейринг: Руфус/Рено
Рейтинг: R
Жанр: по-моему PWP  , POV.
Отказ: Моя только любофф 
Краткое содержание: На собраниях Рено вместо того чтобы слушаться своего командира, мечтает о нем. К чему это приведет?
Предупреждение: фик написан на FF Fest (не менее 600 слов) по рисункам fest10, fest14, fest16, fest17. Это второй фик в моей жизни (первый был по аниме Хикарино Го, но особых откликов не нашел), так что, люди, не судите строго, чем богаты….

читать дальшеОчередное собрание. Скука. Каждому нужно объяснить, показать, приказать, в конце концов. И что? Никакого отклика.

Руд как всегда молчит и слушает, его лицо полностью сосредоточено на том, что я говорю и показываю в журнале, одновременно делая пометки. Притом, что сейчас уже вечер, он так и не снял солнцезащитные очки.

С другой стороны стоит Ценг, вот на кого действительно можно положиться во всем. Сегодня он необычайно задумчив, и как-то по-особенному улыбается. Наверное, это связано с отсутствием на собрании Елены.

Лена часто пропускает собрания и обо всех заданиях она, похоже, узнает от Ценга. Чем на этот раз она сможет объяснить свое отсутствие, я даже боюсь предположить, фантазия у нее богатая.

Дальше Рено…. Ну Рено – это разговор особый. И зачем он вообще посещает собрания? Он же никогда не слушает, о чем я говорю, где витают его мысли вообще непонятно! Его место вообще в постели (ведь никто не запретит мне думать, что он невероятно сексуален), а не на серьезных мероприятиях. Вот и сегодня он глупо улыбается, пропуская мимо ушей все, что я только что сказал. Я, конечно, знаю, чем можно сбить с него эту ухмылку, но еще не время…. Только почему он все время смотрит на мои руки? Ладно – это не имеет значения. Сегодняшнее собрание важнее того, куда пялится этот рыжеволосый (запустить бы пальцы в эти космы и сжать так чтобы у него из глаз слезы потекли) лентяй.

***
Боже как же люблю эти собрания! Это почти единственное время, когда я могу не скрываясь смотреть на Него! Боже, какой же Он красивый! Серьезный взгляд пронзительно голубых глаз доводит меня почти до оргазма! Если бы еще эти глаза остановились на мне! Но они скользят, будто бы меня здесь вообще нет…

А его руки? Кто бы знал, как мне хочется, чтобы эти руки ласкали мой член так же как эту ручку! Я полный псих! Я хочу стать шариковой ручкой! Нда…

Между мной и моей мечтой столько препятствий! Хотя бы эта гора мышц – зовущаяся Руд. Во-вторых, стол. Сейчас он кажется таким непреодолимым препятствием. Мной владеет единственное желание остаться с ним наедине, упасть перед ним на колени, целовать его, везде куда дотянутся губы, протянуть руку и коснуться его горячего, влажного, напряженного члена, провести ей по всей его длине, поцеловать головку…

- Рено! Ты слушаешь меня? – резкий оклик самого желанного человека на свете заставил рыжеволосого очнуться от своих мечтаний.

- Конечно, шеф! Я вас всегда слушаю! – ведь ваш голос ТАК меня возбуждает! – Так о чем вы только что говорили? – Он наконец-то обратил на меня свое внимание! Ради этого только стоило думать о посторонних вещах (о Нем! О Нем!) на собрании!

***
- Рено! – Тут я не выдержал, это уже переходило все границы. Годами закаленная выдержка лопнула как воздушный шарик. Я выскочил из-за стола, схватил рыжего за ворот белоснежной рубашки и резко толкнул к стене. – Ты что совсем не понимаешь, насколько важно то, что мы обсуждаем в этой комнате? Я конечно понимаю, весна, гормоны играют! Но облизываться с таким выражением лица, во время составления плана очередной операции я тебе не позволю! – Я кричу – это же не в моем стиле! Почему рядом с этим красноволосым гадом я теряю свое ледяное спокойствие? Мне не нравится, как его губы расплылись в нагловатой улыбке, похоже, настало время его проучить….

- А когда ты мне это позволишь? - Эта фраза Рено повергла меня в полный шок. Я даже сначала не понял, что «это» он имеет в виду, но потом до меня дошло, что я сказал. Похоже, он хочет, чтобы я его наказал. Что ж, это можно устроить.

Я резко выпустил из рук рубашку, за которую удерживал Турка прижатым к стене, и отошел на несколько шагов назад, упершись в стол за своей спиной. В стол, за которым все еще стояли Ценг и Руд. Парни все это время смотрели на нас. О Дженова, за что мне это унижение? Но ничего, я еще отыграюсь…

Я, внутренне ухмыляясь, вернул на лицо холодную маску и обернулся.

- Собрание закончено. Можете идти. – Я посмотрел через плечо на все еще стоящего у стены, слегка растрепанного ублюдка. – А ты останься, у нас с тобой будет дОлгий разговор.

***
Я самый счастливый человек Мидгара. Боже, когда он прижал меня к стене своим телом, я чуть не кончил себе в штаны. Так хотелось прижаться сильнее и потереться о его бедра, обхватить ногами его талию, впиться поцелуем в его шею, да так, чтобы следы остались надолго….

- Нам нужно очень серьезно поговорить Рено… - Руфус обернулся ко мне, когда все остальные вышли, и я не выдержал, напряжение в паху давало о себе знать тупой пульсацией внизу живота, член стоял так, что грозил разорвать штаны.

- Да… - Это вырвалось помимо воли.

- Что значит «да»… - Договорить Руфус не успел, потому что я сделал то, о чем столько раз мечтал на собраниях. Я упал перед ним на колени и, схватив его руку, прижал ее к губам.

- Да, говори… говори о чем хочешь, только не останавливайся… твой голос… я готов слушать его вечно! – Я шептал желанные слова, перемежая их поцелуями.

- Что, черт тебя возьми, ты делаешь? – Руфус попытался выдернуть руку из моей хватки. Но я держался за его руку как за соломинку, от которой зависело упаду я в пропасть или нет.

- О, всего лишь то, о чем давно уже мечтал на этих твоих собраниях. Но ты же так непреступен. Легче в одиночку сразиться с Сеферотом, чем коснуться тебя.

- Я не понимаю… - Руфус сказал это как-то сдавлено…. Я поднял глаза и не поверил тому, что они видят…. Руфус покраснел!

- Ты покраснел! – Зря я сказал это вслух, ох, зря. Выражение лица Руфуса вдруг исказилось злостью, он схватил меня за шкирку и поднял на ноги.

- Пошли! Я думаю, для нашего разговора это место… слегка не подходит… - и он усмехнулся.

Руфус резко распахнул дверь и направился дальше по коридору. Мне ничего не оставалось делать, как последовать за ним.

В коридоре, подпирая железный столб, стоял Руд. Подслушивал, гаденыш! Но он мне не соперник! Эта лысая гора мышц просто не может понравиться моему светловолосому архангелу! Да именно архангелу, для ангела он слишком суров и не прощает многих ошибок. Что ж посмотрим, что он там для меня приготовил.

***
Меня распирала злость. Злость на себя за то, что показал ему свои чувства, за то, что не смог оставаться холодным к его прикосновениям, на него – за то, что он к этому меня привел. Что ж, раз он меня так хочет, я ему покажу, ЧТО значит быть моим любовником.

Я мчусь по коридору, Рено идет за мной с горящими глазами. Он еще не знает куда идет, но уже предполагает, что это будет моя спальня. Что ж в этом он прав. Зато то, что его там ждет, совсем не соответствует его представлению о «ночи любви». Он меня слишком мало знает. Ха. Если я так спокоен и собран на собраниях, это совсем не значит, что в постели я так же сдержан.

Ну, вот и дверь. Я распахиваю ее и жду пока этот идиот войдет. Потом запираю дверь на замок и спокойным шагом прохожу к мини-бару.

- Выпьешь чего-нибудь? – Я повернулся к своему «гостю».

- Э, не отказался бы от стаканчика …

Я знаю, что он не равнодушен к бренди. Я наливаю ему стакан, собой, закрывая то, что следует за этим, а именно то, что кроме напитка в стакане оказывается также очень маленькая быстро растворимая и совершенно безвкусная таблетка. Все-таки мне хотелось, что бы Рено несмотря на боль, которую, несомненно, придется испытать, получил свою порцию удовольствия. Чтобы он кричал, кричал как можно громче… да… громче…

Хм… по-моему уже от одном мысли об этом мне хочется кончить. Нет, я должен сдержаться. Сначала придется кончить ему и, скорее всего, не один раз.

Я повернулся к Рено и подал ему стакан.

***
Какой-то он сегодня не такой как обычно. И в комнату пригласил, хотя это-то понятно… и выпить предложил.… Ну, раз предлагают, грех отказываться! Тем более от бренди… и откуда только он узнал, что это мой любимый напиток?

Я беру стакан и делаю глоток. Уммм.… Да, у начальства всегда все самое лучшее… Я снова поднес стакан к губам.

Странно, я сделал всего несколько глотков, а голова уже начала кружиться. Мне кажется или в комнате действительно так жарко… Блин, в паху тянет все сильнее… с чего бы? И Руфус как-то странно смотрит на меня.… Неужели?..

- Я смотрю, афродизиак уже начал свое дело. – Блондин усмехнулся.

- Зачем?

Я не могу понять. Он что думает, что без наркотика я не возбужусь? Он что не видит, что до его комнаты я дошел-то еле-еле (плохому танцору, поможет хороший хирург … Невероятно. Вот только, похоже, этот афродизиак очень дорогой. О Дженова и все ее дети! Жар растекается по всему телу. Руки сами тянутся к паху, ноги подгибаются, и я падаю на колени прямо перед стоящим рядом со мной Руфусом. В голове вертится мысль: «Когда он успел подойти так близко?» Но она не надолго задерживается в моей голове. Если честно, то я вообще начинаю плохо соображать.… Почему-то я снова хватаю его руку и начинаю исступленно целовать. Я целую поочередно каждый палец, потом втягиваю их в рот и посасываю. О, я вознагражден резким вздохом над головой! Вторая рука тянется к его штанам, и я начинаю лихорадочно расстегивать пряжку ремня.

Все тело пробивает дрожь возбуждения. Руки трясутся так, что пряжка никак не поддается на мои усилия, и я ничего не могу с собой поделать. Сверху раздается громкий смех.

***
Вот теперь, то, что надо. То как он ласкал мою руку, чуть не сорвало все, что я задумал. Его руки сами тянутся к ремню на моих брюках. Но я не дам ему прикасаться к себе. Еще не время. Но, похоже, у него и так ничего не выйдет. Ха. Его руки трясутся так, что он даже не может вытянуть ремень из зажима, какое уж тут ему расстегивание…. Я отталкиваю руки Рено. Он всхлипывает. Да, афродизиак оказал как раз то действие, на которое я надеялся. Но мне потребуется еще кое-что.

Я отхожу от стоящего на коленях Рено, у него вырывается стон разочарования и похоже он….

- Нет, детка! Так дело не пойдет! – Я не позволю ему прикасаться к своему собственному члену. Пока. Это будет потом. - А ну, убрал руки оттуда! Кончишь ты только тогда, когда я тебе это позволю! Ты понял меня? – Он всхлипывает в очередной раз и с видимым трудом убирает руки от своего паха.

Я поворачиваюсь к нему спиной. Почему-то я абсолютно уверен, что он больше не сделает попытки прикоснуться к себе.

Так, это должно быть где-то здесь… Ага! Не помню, когда я в последний раз пользовался этим. Довольно давно. Что ж теперь начнется настоящее веселье.

***
Ооо… почему Он так жесток…. Но я позволю Ему делать со мной, что Он пожелает! Я даже не буду прикасаться к себе, хотя это причиняет буквально физическую боль. Интересно (но не слишком), что он там ищет в шкафу? Нашел…

Нет! Скажите мне, что я сплю и это просто очередная моя фантазия! Мой член, кажется, стал еще больше и напряженнее, хотя это, вроде бы, уже не возможно! У него в руках черная повязка для глаз, зажим и наручники! Вот уж не думал, что его интересует такое!

Губы пересохли. Я судорожно облизываю их, наблюдая за тем, как Руфус подходит ко мне. На его губах играет самая довольная улыбка, какую я только видел. Я знаю, то мои глаза расширились не от ужаса или страха, а от предвкушения удовольствия. Поэтому, я просто протягиваю руки к своей персональной Немезиде.

***
О! Похоже, ему понравилась моя идея. Он даже руки сам протянул! Ну что ж, так даже лучше. Если быть честным с самим собой, то я совершенно не хотел применять к нему силу. Хотя это бы больше в моем вкусе, но… Я защелкнул металлические наручники на протянутых ко мне руках.

А потом я валю его на пол, и только тогда до меня доходит, что сначала надо было снять с него рубашку, а уже потом наручники надевать…. Хотя кто сказал, что это проблема? Зря я что ли нож с собой всегда ношу. Хм… похоже Рено испугался. Испугался, того, что я этот ножичек сейчас на его теле буду пробовать… Милая идея. Но мне хочется портить его совершенное тело. Оно мне нравится таким, какое оно есть… И сейчас я узнаю его поближе и в мельчайших подробностях!

Я просовываю под его рубашку, которую уже успел вытащить из брюк. Рено переводит дыхание, понял, зачем мне нож понадобился. А вот улыбнулся он зря…. Три быстрых движения ножом, и его белоснежная рубашка становится половой тряпкой!

Хмм… мне показалось или за дверью раздался какой-то шорох? Нда, значит Руд действительно подслушивал под дверью… Извращенец-вуайерист! Ха! Ну и пусть слушает! Ему полезно. Пусть знает, КАК я наказываю провинившихся! Я наклоняюсь к рыжеволосому дьяволу и впиваюсь в его рот жгучим поцелуем. Он отвечает мне с не меньшим пылом. Что быть грубым, у меня с ним просто не получается. Тем временем моя рука тянется к его брюкам и медленно расстегивает пуговицу, попутно оглаживая его стоящий член, скрытый плотной тканью. Хорошо, что он ремни не носит, нет лишней мороки.

О Дженова! Как же хочется прижаться к нему всем телом! Но на мне еще слишком много всего надето. Я поднимаюсь на ноги и начинаю медленно снимать с себя одежду. Рено издает какой-то булькающий звук, кажется, он подавился слюной. Когда на мне остаются только брюки, я снова припадаю к его губам, руки Рено падают мне на шею, а я незаметно, продолжая поцелуй, подношу черную повязку к его глазам и завязываю узел. Он дергается.

- Я понимаю. Очень неудобно, когда не знаешь, что я собираюсь делать в следующий момент. Правда? Зато… - Я наклоняюсь прямо к его ухо. – Насколько возрастает удовольствие от малейшего прикосновения… Все тело напряжено, каждая клеточка в ожидании следующего прикосновения… - Я провожу пальцем по нижней части груди и медленно веду палец к такой заманчивой горошине соска. Но не доведя палец, убираю его. Рено издает какой-то протестующий звук. Кажется, он уже совершенно не соображает, раз не может произнести в слух ни одной четкой фразы, только мычание, как будто вместе с глазами я ему и рот завязал. Моя рука быстро проводит пальцем по другому соску, потом едва касается мочки уха. Рыжий вздыхает еще раз.

- Перестань… - тихо, но это уже что-то…

- Перестать? – Спрашиваю я, проводя тыльной стороной ладони по ширинке все еще не до конца расстегнутых брюк. – Ты действительно этого хочешь? – Я убираю руку.

- Нет! – Он дергается, пытаясь на ощупь поймать мою руку, но в наручниках ему не удобно.

- Ты бы уж как-нибудь определился…. То перестать, то нет…. Скажи мне, чего ты хочешь? Ну же, скажи…. Что ты хочешь, чтобы я сделал?

- Трахни меня, мать твою! – О как грубо! Значит ему действительно невтерпеж. Однако мне нужна смазка, а вставать и вновь идти к шкафу, совершенно нет настроения. И еще надо, наконец, избавиться от остатков одежды.

Я смещаюсь немного вниз и прикасаюсь к молнии брюк Рено.

- Да… - он перестал всхлипывать, это надо исправить… Я наконец-то стягиваю с него штаны и дотрагиваюсь ладонью до его пульсирующей эрекции. Вот. Новый всхлип. Рено прогибается, пытаясь сильнее толкнуться в мою ладонь. Что ж, это можно.

Я глажу его, постепенно все сильнее сжимая ладонь вокруг ствола. Так что ему должно быть больно, но он стонет от наслаждения. Я продолжаю дрочить ему до тех пор, пока он не кончает. Сперма выплескивается и растекается по его плоскому подтянутому животу…. Да, совершенное тело…Афродизиак все еще действует, поэтому, даже получив разрядку, его член продолжает стоять.

Но мне надо чтобы он видел, что будет происходить дальше, поэтому, долой повязку! На меня уставляются два изумруда. Боже как же прекрасны его глаза… да он весь прекрасен! Одной рукой я начинаю расстегивать собственные штаны, чтобы освободить, наконец, заключенную в тесную темницу эрекцию. Пальцем другой зачерпываю немного растекшейся спермы и, следя, чтобы его глаза смотрели только на меня, подношу его ко рту и облизываю. Он ахает и кончает еще раз! Замечательно!

- Молодец… хороший мальчик… теперь у нас достаточно смазки… - Я усмехаюсь, смотря на его ошеломленную физиономию.

Я даю ему наблюдать, как я смазываю собственный член его спермой, потом резко развожу его ноги и без всякой подготовки врываюсь в его тело. Я знаю, что это больно. Но я ведь должен был его наказать. Верно?

Вот он, долгожданный крик. Крик боли и наслаждения одновременно, потому что со второго раза я задеваю его простату. Я продолжаю трахать его, и понимаю, что долго не продержусь. Но это уже и не нужно. Мой член вбивается в него последний раз, и мы кончаем одновременно.

Я падаю на него сверху. Мы оба тяжело дышим. И совершенно нет сил подняться и добраться до ванной. Поэтому я просто достаю ключ от наручников из кармана брюк, которые так и не снял, потом стягиваю с постели покрывало и укрываю нас обоих. Он глупо и совершенно счастливо улыбается.

Все-таки, как и любой хороший руководитель, я люблю собрания и советы.

***
Я счастлив, я по-настоящему счастлив. Хотя не знаю как я завтра смогу передвигаться, но сегодня это совершенно не важно.

Как же все-таки я люблю собрания!